«Покинуть Луганщину — не предательство, а победа стратегического планирования», — боец ССО Владимир Парасюк

Владимир Парасюк — одно из узнаваемых лиц Революции достоинства. Позже как депутат Верховной Рады запомнился несколькими яркими поступками: скажем, ударил ногой в лицо генерала СБУ Василия Писного за оскорбление того же Евромайдана.


В июне корреспондены случайно встретили Парасюка на одной из АЗС на трассе Покровск-Днепр. Парасюк был на костылях и ехал в Днепр на обследование: во время артобстрела в районе Горного Луганской области он пытался спрятаться в укрытие и наскочил на арматуру. Железо вошло на 2 см в колено, разорвало связки и мениск. Тем не менее, мужчина отказался от госпитализации и вернулся в свое подразделение в район Лисичанска.


Во время того разговора на АЗС выяснилось, что с начала широкомасштабного вторжения Владимир является бойцом Сил спецопераций. Это стало поводом выслушать его историю как бойца ССО. Дальше — прямая речь.

«У меня уже все было с собой, оружие тоже»

Из Львова я ехал вместе с Олегом Сенцовым. Он тоже был во Львове, тоже семью вывозил, мы с ним пересеклись. Очень тяжелая дорога была, потому что все ехали в сторону мероприятия. Мы на обочине ехали. Во время дороги все размышляли, в какие подразделения можно пойти воевать. Меня должны были мобилизовать в 24-ю бригаду (24-я отдельная механизированная бригада имени короля Даниила, пункт постоянной дислокации — Яворов, Львовская область — ред), ведь я с запада Украины. Думал: ну позвонят — тогда уже буду решать, а сейчас не хочется терять время. Поэтому я сам поехал, чтобы записаться в какую-то территориальную оборону. Я понимал, что разные формальности можно отбросить, основное — просто-напросто идти и воевать.
У меня были знакомые в ТрО, с которыми мы вместе были в «Дніпро-1» в 14-м году. В Киеве я сразу позвонил этим своим друзьям, встретился с ними. Их именно вооружали, а у меня уже все было с собой, оружие тоже. С ними вместе я попал на позицию в районе Гостомеля. Это было в ночь с 24-го на 25-е февраля.

Правильно ли, что отошли из Северодонецка

Правильно, очень правильно. На тех направлениях работают люди с очень высоким профессиональным опытом. Собственно стратегической цели этот «аппендицит» вообще не имеет, там не за что держаться. Но стоит вопрос о том, стоит ли Украине тратить на этот «аппендицит» реально профессиональную армию. Действительно профессиональную, там работают разные подразделения, и это очень мотивированные, сильные люди, которые нужны. А, как ни крути, каждый день есть потери среди этих людей.


Могли бы мы удержать Северодонецк? Могли бы, но не с теми артиллерийскими средствами, которые имели. Даже не вопрос того, что кто-то не дает вооружения, вопрос в том, что его просто физически нет. Когда его нет — надо выбирать лучшие позиции и так держать.

На этих направлениях россия шла на истощение наших подразделений. Вместе с этим мы там наносим им гораздо больший ущерб, но это очень рискованные направления. Мы уже из одного кольца вырвались (речь идет об уходе украинских войск из Золотого и Горского — ред), мы уже там были. Вот вопрос: кому легче было бы от того, если бы, например, это кольцо замкнулось и люди, наши подразделения, не выбрались бы оттуда? Часть наверняка бы попала в плен, а часть бы погибла. Зато эти люди отошли на более выгодные рубежи и дальше продолжают наносить врагу безумные потери.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.